Александра Боярина, Вадим Пракопчик: Белорусские земли под Россией: гуманитарная катастрофа

“Хартыя 97”, 23 ліпеня 2014

Александра Боярина, Вадим Пракопчик, «Белорусские новости» — Гісторыя

Часть Витебщины волей сомнительных политических решений оказались в составе Российской Федерации.

Мы решили поставили цель поглядеть как живут люди на этих землях. Наш маршрут охватил Невель, Великие Луки, Новосокольники, Пустошка, Идрыцу, Себеж и разнообразные мелкие деревушки по дороге.

Очень хотелось увидеть своими глазами российскую глушь, и понять, какой отпечаток на эти земли наложили их новые владельцы. Что они делают, как заботятся о людях и их благополучии, какими перспективами живут.

Боль и обида – главные и самые сильные чувства нашего путешествия.

С тех самых времен нашего общего советского периода, который мы помним по невероятной нищете, острому дефициту и убогости материалов, применяемых в строительстве, в этом регионе ничего не изменилось ни на толику. Это территории, на которых время фактически остановилось.

Что мы услышали на первой же заправке в России, был фрагмент репортажа о событиях в Украине. Девушка с экрана телевизора сообщала, что не будет преувеличением назвать это настоящей «гуманитарной катастрофой». И вот мы едем по территории России и перед нами разворачивается настоящая, а не мнимая гуманитарная катастрофа в полном объеме.

Невель

Невель – изувеченный город. Общая атмосфера нечистоплотности, разбитости и безысходности. Это среда, которая заставляет тебя опустить руки, спиться и начать проклинать весь белый свет, который живет в благополучии. Местами сайдинг и профнастил, самые дешевые и неэстетичные материалы, прикрывают собой облезлые фасады исторических зданий. Силикатный кирпич, покосившиеся деревянные хлева, памятники архитектуры, которые разваливаются на глазах и которые почти никогда так и не ремонтировались, горы мусора с некошенными зарослями. Тротуаров почти нигде нет. На снимках центральная часть города, рынок и фрагменты жилых дворов зданий в самом центре Невеля.

Увидев наш большой фотообъектив, к нам бросилась женщина, подумав, что мы репортеры «из столицы». Говорит, они пишут письма уже много лет, в городе ничего не делается для благоустройства и для людей. Единственное, что недавно было сделано, это новый асфальт возле здания администрации и отделка его фасада. А чтобы с Невельского «перрона» залезть в электричку, нужно подставлять под ноги табуретку! Показала дорогу на вокзал, чтобы сфотографировали.

В Беларуси люди подходят и спрашивают, зачем вы фотографируете, это нельзя фотографировать, а в России подходят и просят сфотографировать еще и там и еще вон то. Нет надежды в сердце? Разве что на чудаков с объективом.

Себеж

Не заметили мы уважения к памятникам архитектуры и истории также и в Себеже самым ухоженным из всех городов региона. На снимках фрагменты зданий в центре Себежа.

Удивили своей аккуратностью себежские дороги. Они были с разметкой, до последнего дня путешествия мы почти забыли о том, как эта разметка выглядит. Месная жительница объяснила, почему в Себеже такие хорошие дороги: «Так ничего удивительного, Работяги нам эти дороги делали – белорусы. Специально посмотрела, у всех на авто были гродненские номера».

Вместе с тем она с гордостью показала табличку на своем доме, где под нынешним названием улицы (Советская) красовалась историческая (Рыбацкая). Мы с завистью вспомнили свою Франтишканскую в Минске, соседнюю Магазинную и Подгорную, которые ныне – Ленина, Кирова и Маркса.

«Мы решили сделать так по примеру соседней улицы. Они себе такую табличку сами сделали и прикрепили. Вот и мы с жителями нашего дома также договорились и поменяли. Сама уже 40 лет живу в Москве, но родом из Себежа…», – рассказала женщина.

Разговорились. Сказала, что в Себеже раньше жило очень много евреев. Но все уехали …

Как похоже это на историю всех наших городов. Конечно же, черта оседлости евреев в Российской Империи была на землях Великого княжества Литовского.

В этом году Себеж отпраздновал свое 600-летие. Этим и обусловлено новое благоустройство центральной части.

Однако следует шагнуть в сторону и можно увидеть такое… Это также центр Себежа.

Как раз по соседству с этим мусором прыценились к прекрасному цоколю. Хозяйка решила продать нам его за миллион российских рублей, но как только мы попросили перевести счет на понятные нам доллары, стоимость подросла – полтора миллиона. Пересчитать на доллары она не смогла, вызвала дочь. Дочь узнала, что нужно посчитать, побежала за калькулятором.

В результате подсчитала, что красивый цокольный этаж, вросший в землю рядом с замковой горой, можно приобрести за 40 с небольшим тысяч долларов. Сверху над вами на первом этаже вы получите еще четырех владельцев своих квартир. Но деньги очень нужны, участка нет, а есть людям-то надо. Дочке в этом году поступать учиться, а на что и куда?.. Безысходность и здесь.

То и дело, в Себеже у местных жителей проскакивало белорусское твердое «Ч».

Окраины же Себежа имеют вообще жалкий вид.

Зато как удачно мы пообедали возле Ленина! Солянка, борщ, гуляш, пюре, сырники, два кофе со сливками, бутылка минералки – всего 10 долларов. Солянка и борщ особенно запомнились: нам поставили на стол две одинаковых тарелки и сказали «солянка там, где лимон».

Деревни

Деревни… Это уже край заброшенности. Из тридцати домов жилым может оказаться только один. Хозяин выходит, рад случайному контакту, рассказывает, что, кроме него, здесь еще два дачника, позволяет сфотографировать свой дом.

Заброшенные дома почти полностью проглотил бурьян, если заглянуть в дом через окна, то можно увидеть разобранные полы и печи…

В одной из деревень навстречу нам выехала женщина на велосипеде со стеклянными глазами. Уверенно ехала как раз на машину и не собиралась тормозить. Срочно пришлось сдавать взад метров сорок, только таким образом удалось избежать столкновения.

«Почта России» – единственный редкий посетитель таких деревень.

Почтовый микроавтобус на наших глазах стремительно развернулся на косогоре с травой по пояс. Тут или так, или на джипе. На них все и стараются ездить. Лимит скорости никто не выполняет. Едут столько, сколько позволяют возможности машины и дороги. Процесс нарушения скоростного режима никого не интересует. За все дни путешествия мы не встретили ни одного человека в форме, который бы стоял с жезлом на дороге.

Местные старожилы деревень вежливые и добрые. Угощают яблоками просто так: «Возьмите пару мешков с собой», «Спасибо, но куда нам столько?», «Ой, берите-берите». И потом долго о жизни свой рассказывают – как мангал с автомобильного диска сделать, кто рядом живет, где москвичи и питерцы у воды участки приобрели…

Новодел в деревнях действительно дело рук дачников из Москвы и Питера. Однако ни одного красивого и современного дома мы так и не увидели. Все это выглядит немного лучше самый простого и неприятного дома из силикатного кирпича. Вообще, вся рассматриваемая нами территория представляет собой среду низких эстетических качеств. Самые новые дома устарели еще до своего рождения. Радуют глаз только старые деревянные традиционные дома.

Дважды в деревнях мы просили приобрести дрова за деньги. Дважды их нам дарили и предлагали взять больше. Коренная жительница Идрицы, Римма Ивановна, была растрогана почти до слез: «Мой ты котик! Набери еще бересты для розжига».

За все путешествие мы встретили только один ухоженный деревянный дом, фасад которого был недавно покрашен. Он порадовал нас своим появлением в деревне со странным названием Кортенки, которая находилась ближе всего к белорусской границе.

Ехали по новой карте Псковской области, приобретенной на границе. Часть деревень, которые еще существуют, на карте уже отсутствуют. Вообще, сложно ехать, когда часть указателей отсутствует, очень редко где установлен знак «конец населенного пункта». Основная часть дорог – гравийная, так что на метров пятьдесят от дороги сплошной стеной стоит белая пыль…

Ровная, хорошая дорога, которая началась от границы, чуть не ввела нас в заблуждение. «Федеральная трасса» имеет небольшие «карманы» с разметкой; если ехать быстро, то может сложиться впечатление, что все дороги также хороши. Однако как только вы повернее, через 15 метров вас встречает гравийка или грунтовка с ямами.

Большинство дорог и в городах в ямах и часто имеют странные неясные границы.

А вот природа великолепна. Озера, маленькие и большие, с чистой водой, с хорошими подходами к воде. Превосходные места для отдыха! Зачем россияне едут отдыхать к нам на Лепельские и Браславские озера, совершенно непонятно. Количество туристов у воды у нас невероятно выше, часто даже негде поставить палатку, там же ты стоишь один на берегу – и вся природа принадлежит только тебе.

Что еще удивило – почти нигде с обеих сторон дороги нет сельскохозяйственных полей. Открытые территории представляют собой крупные цветущие луга диких трав и цветов. Красиво очень, однако как живут местные жители?..

Приятный сюрприз: в Невельском магазине нам продали хлеб витебского хлебокомбината «Ольгерд» – отличный продукт на всем пространстве от Пскова до Брянска.

Следует отметить, что все, с кем нам приходилось беседовать, на вопрос «Что вы здесь делаете?» И наш ответ «Смотрим, что происходит с землями, которые так и не вернули Беларуси» реагировали абсолютно нормально.

Великие Луки

Великие Луки – большой город и чем-то похож на Минск. Мы даже как-то расслабились. Однако быстро пришли в сознание, когда открыли меню в кафе и на первой странице увидели «Прейскурант на бой посуды», а на улице – наверняка не временное предупреждение «Осторожно сосульки!»

Парк в Великих Луках большой и красивый, однако присесть на скамейки как-то боязно, а у реки можно помыть свой домашний ковер.

Мы, архитекторы, восхищаемся приятными цветовыми сочетаниями, текстурами, потрепанными стенами, на которых время оставило свой отпечаток. С восторгом фотографировали такой жилой двор молодости наших дедов, а тем временем жительница этого дома выразила свое возмущение по поводу нашего увлечения и все спрашивала: «Как, как это может быть красиво?!» и «Когда же мы дождемся ремонта?».

Только боль, обида и злая ирония от такого путешествия… Это забытые земли, которые давно не знали заботливой руки хозяина.

Упадок бывших белорусских земель катастрофический. Разумеется, и в наших райцентрах, хорошо поискав, можно найти нечто подобное. Но тут искать не надо – все на виду, в самом центре и на людях.

Что показательно, на границе паспорта проверяла только российская сторона. Белорусов вообще не на границе, ни перед Невелем, ни после Себежа. Кажется у нас уже была страна, которая была проходным двором Европы, чем это закончилось, знают все

Историческая справка

Невельский, Себежский и Велижский районы – бесспорные белорусские земли, которые были в составе Великого княжества Литовского до первого раздела Речи Посполитой в 1772 году. Согласно переписи населения 1897 белорусское население там составляло в Велижском уезде 48,3%, в Невельском – 89,5, в Себежском — 91.

Согласно разным российским исследователям, этот регион попадает в этнографические границы белорусов начала ХХ века.

Они входили в состав БНР, а также согласно Постановлению I съезда КПБ от 30 декабря 1918 года должны были войти в состав Советской Беларуси. Однако согласно «Рижскому миру» 1921 правительство Ленина самовольно, не допустив на переговоры представителей БССР, присоединил к Псковской губернии РСФСР исконные белорусские уезды Велижский, Невельский, Себежский.

Именно Себеж, Невель и Велиж неоднократно и вплоть до 1926 года просило вернуть коммунистическое правительство БССР. Но все было напрасно – «не нашло поддержки» в российских верхах.

До сих пор все три города имеют официальные гербы с Погоней.

Александра Боярина, Вадим Пракопчик, «Белорусские новости»

 



Categories: Асьвета, Гісторыя, Зьнешнія адносіны, Нацыя Беларусы

Пакінуць адказ

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Змяніць )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Змяніць )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Змяніць )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Змяніць )

Connecting to %s

%d bloggers like this: