Александр КЛАСКОВСКИЙ: Отбился ли Лукашенко от Москвы?

Naviny.by

Заявления премьера Румаса намекают на то, что алармисты могут расслабиться. Но…

В программе углубления интеграции с Россией «нет вопросов политического характера, которые где-то будоражатся в СМИ». Речь идет о реализации «чисто экономических положений». Об этом заявил 23 августа белорусский премьер Сергей Румас после доклада Александру Лукашенко.

Сергей Румас докладывает президенту о ходе работы над обновленной программой действий по реализации союзного договора. Фото: president.gov.by

Подтекст такой: алармисты, которые били тревогу, что, мол, вот-вот независимость Беларуси будет отдана на съедение Кремлю, могут расслабиться и выдохнуть.

Две страны — один рынок

Глава правительства Беларуси признал, что для опасений были основания, поскольку «переговорщики не раскрывали ход переговоров, положений этой программы». Румас называет ее «обновленной программой действий по реализации положений союзного договора».

«Но, я думаю, после парафирования правительства двух стран опубликуют ее для того, чтобы у общественности были сняты какие-то опасения по поводу вопросов, там, суверенитета и других», — подчеркнул Румас. Парафировать же документ он с коллегой Дмитрием Медведевым предварительно собирается уже в сентябре.

Как видим, после нервной переговорной тягомотины сроки неожиданно приблизились. Удивляет также большое число дорожных карт по секторам экономики — аж 28, которые согласно этой программе госорганы должны разработать в основном к 1 ноября. Ранее речь шла о десятке таких карт.

Суть же углубления интеграции, как вытекает из слов Румаса, в том, что создадут механизмы, «при которых на две страны будет функционировать единый рынок».

Россия просто скупит Беларусь?

Заявления Румаса оставляют немало вопросов. Например, он говорит о создании равных условий для предприятий двух стран, включая одинаковые цены на энергоносители, одинаковую налоговую нагрузку.

Если такая идиллия и возможна, то вряд ли скоро. Глава Минэкономразвития России Максим Орешкиннедавно подчеркивал, что гармонизация законодательства двух стран — дело хлопотное и небыстрое: «Например, единый Налоговый кодекс — вопрос-глыба, который нужно будет сдвинуть». То есть даже сдвинуть — проблема, а уж принять…

После заявлений Румаса остается «очень много непонятного и неизвестного», отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

«Если идея интеграции сводилась к тому, чтобы унифицировать какие-то экономические параметры, то почему Кремль пытался решить вопрос в таком чрезвычайном порядке, когда выдвигается ультиматум, все формы субсидий приостанавливаются, пока Беларусь не согласится?» — задается вопросом аналитик.

Действительно, с какой стати Москва вдруг резко изменит подход и так расщедрится, что станет давать Беларуси газ по ценам Смоленской области, чему ранее упорно противилась? Более вероятно, что даже в лучшем случае выравнивание цен на газ может произойти в процессе создания единых рынков энергоносителей в рамках ЕАЭС, что запланировано на 2025 год. Причем ранее с белорусской стороны звучали опасения, что и эти сроки Москва не выдержит. Остается также вопрос, какими будут встречные условия российской стороны.

Идея унификации экономической политики «плохо сочетается с идеей диверсификации внешнеэкономических связей, которую Лукашенко поставил в качестве стратегической», подчеркнул Карбалевич.

«Да и кто будет подстраиваться под кого? Понятно, что Беларуси придется подстраиваться под Россию», — отметил собеседник Naviny.by.

Стоит добавить, что снятие барьеров, установление жесткой конкуренции между производителями двух стран может положить на лопатки многие предприятия нереформированного, малоэффективного госсектора белорусской экономики. Российский капитал, грубо говоря, по кускам скупит Беларусь.

У Кремля остается веер сценариев

В общем, во вдруг прорезавшуюся филантропию Москвы как-то не очень верится. В новых документах могут быть ловушки. При колоссальной разности экономических потенциалов и отсталости белорусского госсектора вместо грубой аннексии может быть реализован вариант мягкого экономического поглощения более слабого союзника.

Вместе с тем, если принять на веру обрисованный Румасом «неполитический» характер программы, то можно сделать вывод, что Кремль, наткнувшись на упорное сопротивление белоруской стороны после декабрьского «ультиматума Медведева», был вынужден несколько умерить пыл, снизить претензии, открутить назад.

В таком случае некоторые алармистские прогнозы становятся менее вероятными. Вряд ли стоит ожидать, например, некоего «поглотительного» референдума, совмещенного с парламентскими выборами в ноябре.

Вариант, что Владимир Путин станет решать свою проблему-2024 через объединение с Беларусью, тоже представляется маловероятным. Судя по ряду симптомов, в Кремле сосредоточились на других схемах продления власти Путина после истечения нынешнего срока его президентских полномочий.

Хотя сценарий некоего политического апгрейда Союзного государства, при котором от белорусского суверенитета остаются де-факто рожки да ножки, вряд ли выброшен на помойку. Он дожидается удобного часа.

Как Минск использует вероятную передышку?

Вы спросите, почему белорусская сторона торопится подписать программу. Ответ прост: чтобы разблокировать решение вопросов по газу, кредитам, возможно — компенсации за налоговый маневр. Это улучшило бы для Лукашенко экономический (да и политический, информационный) фон в контексте президентских выборов 2020 года.

Правда, опыт отношений между заклятыми союзниками показывает: коса на камень может наскочить в любой момент. И тогда красивый график, обрисованный Румасом, полетит к чертям собачьим.

Да, и ведь пока мы услышали только версию Минска, «имеем только позицию Румаса, но не знаем позиции российской стороны», подчеркивает Карбалевич. Причем, по его словам, важно не только дождаться обещанной публикации документов, но и увидеть, что Москва возобновляет экономическую помощь.

И последнее. Даже если предположить, что документы подпишут, как задумали, и на какое-то время давление Кремля ослабнет, то большой вопрос в том, как белорусское руководство использует это время.

«Политическая вакханалия», как назвал Лукашенко две грядущие электоральные кампании, для экономических реформ совсем не подходит. Да и в принципе слабо верится, что бессменный белорусский президент вдруг перекуется и превратится в поборника решительных реформ, без которых невозможно диверсифицировать экономику, ослабить ее привязку к России. Не говоря уж о политических реформах для укрепления гарантий независимости.

Так что вероятную передышку Минск может растратить бездарно.



Categories: Зьнешнія адносіны

Пакінуць адказ

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Змяніць )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Змяніць )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Змяніць )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Змяніць )

Connecting to %s

%d bloggers like this: