Гена Мельничук: Виза на жизнь или Транзит на Кюрасао (часопіс «КУЛЬТУРА. НАЦЫЯ», сьнежань 2019, №24, с.96-100), www.sakakavik.net

logo for chasopis

 

Мои кумиры-маяки.

А раньше был ….

Истории спасения людей сильно меня впечатляют

Вторая заповедь – “Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

Вторая Книга Моисея. Исход. Глава 20.

Тиунэ Сугихара, консул и Человек.

            Помню – Не сотвори себе кумира. Да верно. Нарушить вторую заповедь страшно. Наказание до четвертого колена. Не нужно кумиров и поклонения. Излишнее это. Но маяки должны быть. Это необходимо. Среди высоких волн жизненного океана попробуй найти тот остров Кюрасао без маяка. Невозможно.  Или без компаса. Масштабы не те, но тоже помогает.

Сугихара для меня ближе к маяку,  чем к компасу. Случайно познакомился с ним, конечно, в паутине, Всемирной. Как нехорошо звучит – Паутина. Неужели это все-таки паутина?  А я воспринимаю ее как источник. Боржоми. С газом. Иногда нервно паралитическим, иногда смеховызывающим, бывает и приёмник-включающим. Так вот как-то « случайно» на волнах этого Всемирного океана появился у меня  крейсер Тиунэ Сугихара. Японский консул в Литве. Время предоставило ему место, где  понадобилась помощь в спасении. Темно и страшно. Люди оказались в тупике. Назад –  нельзя, вперёд – не пускают, нет ВИЗЫ. От этой бумажки зависело – жить или погибнуть.

Консул нарушил инструкции. Может и закон даже. Выдал визы. И фотографию с правым ухом не требовал. Сейчас есть такое посольство. Другое требует фото на белом фоне. Третье – в темной одежде. Четвёртое –  улыбаться, но зубов не показывать. Пятое – что бы был молодым , счастливым, здоровым и окружён друзьями. Пятого посольства нет, конечно, как и угла. Четыре есть точно, был в них, стоял в очереди. Когда мне молодая девушка прислала приглашение, чтобы получить визу на посещение острова, нет не Кюрасао, в посольстве спрашивали – А что вы будете делать там с этой девушкой?. Что они хотели от меня услышать? Но я на провокацию не поддался. Сказал, что поедем на выставку цветов. Мы очень любим цветы! Цветы посмотрели, розы понюхали, насладились ароматом . Срок визы искончался. Молодая девушка настойчиво приглашает меня второй раз посетить остров. Вопрос в посольстве на засыпку – А Ваша жена не против , что вы так часто ездите к молодой девушке? И скажите нам наконец, что вы там с ней делаете? – Ну что вы! Разве Вы не видите нимба у меня над головой! Какой же я святой и  герой! Побывавши в раю сотню раз обратно возвращался в свой ад. Подыматься на свою голгофу.

Лет с десяти я уважаю одну очень заокеанскую страну . В общем то и счас уважаю. Но патриотизм временами немного падает. Они меня боятся. Обыкновенного человека. Самый большой страх – это то, что я могу остаться там навсегда. Я, самая светлая голова нашей легенькой промышленности. Так страшен. Может Ральф Лаурен боится конкуренции. А может это из-за ложечки, которую я не доставал из чашки когда чай пил. Потом стал доставать, но глаз все равно прищуривал. Теперь чай пью  без сахара – и потребность в ложечке отпала совсем. А уровень культуры по чем сейчас определять? По ложечке, по глазу или по хвосту? Может и хвост у меня был . Кто его знает. Бывает следят. Оглянусь – нет никого. Посмотрю на небо – ни дрона, ни спутника. Одни звезды. Страшно мне даже приближаться к этим посольствам. А вдруг хвост! А вдруг обратно спросят. С кем, где и как?

Тем людям в 1940 могло помочь чудо . И оно произошло. В консульстве работал  Сугихара. Он не задавал вопросов – Что будете делать на Кюрасао? Для него все было и так понятно. Берите транзитную визу через Японию – и на остров! А там Б-г даст не пропадёте.  Проехали транзитом.. И остров нашелся – Кюрасао. Спасибо маяку. Светил. Ярко.

Нескромно. Но иногда мне кажется , что я тоже там был. В консульстве. Помогал ставить штампы. Господи, прости за святотатство. Я так люблю ставить штампы!

Понимаю, поддерживаю. Уважаю.  Господин консул! Спасибо.

ありがとう領事

Извините, задумался. И тчэ забыўшыся рука эти иероглифы.

Eщё у меня такой вопрос – как эти люди смогли в то время  выбрать этот спасительный для себя путь? А сколько было тех, которые не смогли! Как научится в различных жизненных ситуациях принять правильное решение? Читаешь эти статьи и надеешься найти там хоть маааленький намёк. Как? Как  не проворонить тот момент, когда нужно будет искать свой Кюрасао?

Как не хватает таких консулов в современных посольствах. Может не спрашивали бы у нас каждые два года на кого ты работаешь и  сколько у тебя денег в банке. А  если у человека деньги под матрасом. И матрас уже двугорбый , как верблюд. У каждого свои подходы к жизненным сценариям, но бумажки от нас требуют одни. Дай бумажку! А мы ведь действительно стараемся сделать жизнь по нашу сторону  забора лучше. Не спешите так быстро, мы не успеваем за Вами. Давайте вместе сделаем так, что бы люди не замерзали в рефрижераторах, не цеплялись за шасси самолетов, не тонули в морях, не скакали через этот забор и туннели не копали. Нет, забор выше не нужно. Тень большая. И солнца не видать. А оно по-прежнему всходит на востоке, где-то на Кюрасао.

Сейчас у меня нет визы. Старый. Нет не я, паспорт старый, к десяти годам возраст подходит. А для паспорта это уже глубокая старость. Дальше –  небытие, пралайя одним словом.   Поменяю паспорт. И будем снова молодыми и новенькими, я и мой паспорт. Жалко старого паспорта. Он был младшим братом географического атласа.      Эта страница разрешала побывать в Америке, эта – съездить в Европу, а эта – в Азию. Ненадолго, но разрешала. А как же строить если не видел проекта, езди и смотри эти проекты, учись.  Старый паспорт был действителен до 2065 года. И я так надеялся отметить вместе с ним этот праздник. Праздник объединения третьего мира со вторым и второго с первым. Да и юбилей 100 лет бывает один раз в 100 лет. Но придётся расстаться. Сейчас типография одумалась и печатает паспорта только на десять лет. А там могут и не продлить контракт. Крутись как хочешь. А если Сугихару не найду – куда деваться?

От клаустрофобии этой спасают Украина и Россия. Восток и Юг открыт. Там меня не боятся. Смелые. Не так страшен я, как меня малюют на визе. Спасибо им за это. Подымают патриотизм,  молодцы. Грузия ещё приглашает. Попить Боржоми. Без газа. Спасибо тоже. Может я и не поеду туда! Не главное –  иметь материальные ценности. Главное иметь возможность их приобретать. А когда у меня нет визы -то и небо – с овчинку. И весь виноград становится кислым. Высоко висит, не дотянутся. Как у лисы. Сочувствую недоступному винограду, он заслуживает более высокой оценки. Тренировка нужна в прыгучести.

Сугихара нашёл выход. Показал пример. Если не можешь дать вид на жительство. Дай хотя бы транзитную визу. И спасёшь вселенную. Ведь от каждой звездочкибудет созвездие. Всего лишь штамп- и сияет вселенная. Праздник спасения.

Я – человек второго мира. Паутина так написала. Всего миров только три. /Почти как Явь, Навь и Правь/ Пронумеровали же! Именно три мира оказалось почему-то. Как я попал именно во второй? Заявление не писал. По логике – прошлую жизнь проживал в третьем. По логике – следующую – в первом. Крутись колесо. По привычке торопим время, высказывая желание – быстрее бы Новый год , а там и новая жизнь. Хотя с высоты  своего пенька смотрю и вот эти другие  миры тоже передо мной по порядку расположились. Мой первый. Потом второй. Потом третий. Может, если бы я был тем математиком который делил нас на три мира, то мой мир был бы первым. Каждый считает  свой мир – самым первым. И все приходили бы ко мне с фото и со справками с места работы и просили разрешения приехать на Рождество. Ведь у меня такие яркие лампочки на гирляндах. И можно карагоды вокруг елки водить. Я бы разрешал, разрешал… После отпечатков! Игрушки на елке очень дорогие. Соблазн может победить. Ой замечтался. И не введи нас во искушение! Но избавлять нас ни от кого не нужно. Плохому танцору и туфли мешают. А плохому моряку – во всем виноват капитан. Наверное, не стоит искать виновных, а  начать меняться самому. Ведь вокруг доброго человека – всегда добрые люди. И капитан справедливый. Если сам такой. Твори добро –  пел один наш беззубый артист. Творил. И выросли у него новые зубы. Не простые, а блискучыя.

Остров Кюрасао – это первый, второй или третий мир? Может его забыли классифицировать,  и он не относился ни к одному из миров. Поэтому чудо и произошло – люди остались жить. И для них он стал единственным миром. Интересно, а где находятся страны третьего мира? И можно ли мне из второго мира съездить хотя бы в третий мир. Паутина говорит – можно.  Конечно, в первом мире я буду чужим. Как кислота в щелочи. И соль выпадет в осадок. А наш, второй мир, это , наверное, прослойка между первым и третьим мирами. Что бы они не смешивались. Чтобы осадок не выпадал. Жалко людей из третьего мира. Они никуда не могут двинутся – ни во второй, ни в первый. Наверное, вибрации не позволяют. А я всегда думал, что все люди одинаковые. Плачут и смеются, видят и слушают, говорят и поют. Кто-то сказал – НЕТ! Нужно разделить на миры. Первый сорт, второй, третий. Неужели только я не забыл, что был такой сорт- Экстра. А где же мир такой – Экстра? Туда точно не пустят. И Консул не поможет. Дайте хоть фотографии посмотреть.

Ой, а так хочется всей нашей компанией попасть в первый мир! А что? Мы уже культурные. И дипломы есть. И ложками, вилками едим. Половина и с ножами. И джинсы у нас уже давно потрёпанные и с дырками. Современные. И придумывать можем разное. Изобретать. Сколько ещё пунктов. Выполним и перевыполним. Станем в первом ряду. Хоть с краю . С краю было бы поспокойнее. Точно – это география виновата , зачем мы оказались в проходной комнате на скоростной магистрали Париж – Берлин – Москва. Сбоку надо было становиться, а не лезть в центр фотографии. Вот и попали у фокус. И не раз. Сфотографировали. Черно-белая. И верблюда нет рядом, двугорбого. И мир-Второй. А был-первый. И первая конституция в Европе была…

Да, было, было …  И держава одна была на всей плоской земле, и башню-то недавно строили до небес. Не понравилось кому-то. Разделили. Теперь сиди и изучай иностранные языки. И с протянутой рукой по посольствам. Поставьте метку.

Даааа, был консул. Из наших. Хоть и японец. Ставил штамп и спасал. А кто нас спасет? Религия говорит- Спасай свою душу сам! А тело? А тело бренное, его не жалко!  А мне и тела жалко. Потому что я жалостливый!

Безразличные ищут оправдания. Справку не дам! Разрешение не получишь! Это нельзя. Вот в этом пункте написано, что нельзя. Запрещено инструкцией. И ищем, ищем те пункты по которым – нельзя. Давайте искать те пункты – по которым – Можно. Они есть эти пункты. Есть эти Кюрасао! Их немножко тяжелее найти. Но они есть. И Сугихара, творящий милость,  нашёл такой пункт. Не знаю как этот пункт называется. Гуманизм может. А может –  любовь и сострадание. Награда – И сотворится милость до тысячи родов.

    G. 2.12.2019

P.S. Возле острова Кюрасао есть островок Малый Кюрасао. Он пока необитаем…

 

Gena Melnichuk: Visa for life or Transit to Curacao (story in Belarusian and Russian)  (magazine “CULTURE. NATION”, December 2019, issue 24, p. 90100,  www.sakavik.net)
Гена Мельничук: Виза на жизнь или транзит на Кюрасао (рассказ, на беларуском и русском языках)

(журнал «КУЛЬТУРА. НАЦИЯ», декабрь 2019 г., выпуск 24, стр. 90-100, www.sakavik.net)



Categories: Літаратура

Пакінуць адказ

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Змяніць )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Змяніць )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Змяніць )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Змяніць )

Connecting to %s

%d bloggers like this: